Статус другой функции те же

Русский филологический портал

Выбрать раздел Новые поступления Общее языкознание Русский язык Европейские языки Восточные языки Общее литературоведение Русская литература Литература Европы и Америки Литература Азии и Африки Рецензии Препринты

Н. А. Пирогов

СТАТУС НИЖНЕНЕМЕЦКИХ ДИАЛЕКТОВ И ИХ ФУНКЦИИ В ОБЩЕСТВЕ

(Политическая лингвистика. - Вып. 2(36). - Екатеринбург, 2011. - С. 214-218)

  It is widely known that literary language, spoken language and dialects are the forms of existence of a national language. Structural differences reveal at all their levels - on phonological, lexical and grammatical. From the point of view of their functions the national literary language can express all the knowledge in all functional styles in all spheres - state, regional, local, domestic and family, production and ritual. Dialect is not used in the sphere of state public communication, there are three functional stylistic levels in a dialect: spoken colloquial, elements of public speech and the language of dialect fiction.   Язык как социальное явление постоянно развивается под воздействием как экстралингвистических, так и чисто лингвистических факторов. Такие экстралингвистические факторы, как развитие культуры в самом широком смысле слова и международное сотрудничество, находят непосредственное отражение в словарном составе языка. А такой лингвистический фактор, как взаимодействие форм существования языка (литературного языка, разговорной речи и диалектов) отражается прежде всего на синтаксическом, а также на словообразовательном, морфологическом и фонетическом уровнях. В последнее время вопросы формирования, развития и кодификации литературной нормы привлекают внимание все большего числа лингвистов, так как научные исследования в этой области важны не только для отслеживания тенденций развития языка: их результаты имеют также большое практическое значение в процессе обучения культуре речи родного и иностранного языка. В работах по культуре речи основное внимание уделяется правильности речи, которая всегда связывается с нормой литературного языка, т. е. "речь правильна, если она не нарушает языковой нормы, речь неправильна, если она эту норму нарушает" [Головин 1988: 15]. Большинство авторов, занимающихся исследованиями нормы литературного языка, понимают норму как совокупность наиболее устойчивых, традиционных реализаций элементов языковой структуры, отобранных и закрепленных общественной языковой практикой. В этом случае речь идет о кодификации литературной нормы. Кодификация чрезвычайно важна, потому что, имея императивный характер, она обеспечивает большую устойчивость нормы национального литературного языка. При исследовании и системном описании всех уровней языка неизбежно приходится различать ряд структурно-языковых норм, а именно: произносительные, словообразовательные, морфологические, лексические и синтаксические нормы [Головин 1988: 48-49]. Таким образом, основное внимание ученых уделяется норме литературного языка; но значит ли это, что в диалектах и разговорной речи нормы не существует? Среди лингвистов существуют разные точки зрения на этот вопрос. Некоторые авторы придерживаются мнения, что норма присуща лишь литературному языку: "Не следовало бы из-за расшатывания понятия нормы приписывать ее разговорному языку народности, диалектам территориальным или, тем более, племенным. Там, где нет письменной фиксации и литературного авторитета, нет и нормы" [Березин, Головин 1979: 54]. Мы не можем согласиться с этим утверждением по одной простой причине: если бы не существовала норма, нечего было бы и фиксировать (кодифицировать). Лингвисты, занимающиеся исследованиями в области разговорной речи, считают, что разговорной речи норма присуща, указывая на некоторые ее особенности: "Нормы разговорной речи отличаются высокой вариативностью. Наряду с собственными языковыми нормами разговорная речь зависит от речевого этикета и специфических для нее поведенческих норм" [Земская 1981: 70]. Если норма присуща диалектам и разговорной речи, то как она формируется и развивается, как взаимодействует с нормами литературного немецкого языка? Общеизвестно, что литературный язык, разговорная речь и диалекты являются формами существования общенародного языка. Обычно они противопоставляются друг другу в структурном и функциональном планах. Структурные различия между этими формами существования языка проявляются на всех уровнях - на фонологическом, лексическом и грамматическом. В функциональном плане использование этих систем языка также различно. Если посредством национального литературного языка можно выразить все значения, во всех функциональных стилях и во всех речевых сферах - общегосударственной, региональной, местной, семейно-бытовой, производственной и ритуальной [см. Швейцер, Никольский 1978: 91], то диалект не используется в сфере общегосударственного общения, и внутри диалекта можно выделить три функционально-стилевые разновидности: разговорно-бытовую речь, элементы публичной речи и язык диалектной художественной литературы. Так присуща ли норма диалекту? Если исходить из наиболее общего понятия нормы как совокупности наиболее устойчивых, традиционных реализаций элементов языковой структуры, то следует признать, что в каждом диалекте нормированы все языковые уровни: фонетический, лексический и грамматический, - в противном случае невозможным было бы достижение взаимопонимания между носителями одного и того же диалекта. Носители диалекта четко различают, "что правильно, что неправильно" [Deutsche Sprache 1969, I: 313], т. е. и диалекту присуща норма. Как же она формируется? Чем она отличается от нормы литературного языка? Прежде всего следует отметить, что в процессе коммуникации происходит стихийная регламентация употребления элементов всех уровней языка, что ведет, в конечном счете, к формированию "реальной нормы" (узуса) диалекта [Семенюк 1996: 32]. В отличие от литературной, норма диалекта не кодифицирована, ведь под кодификацией обычно понимается сознательная письменная и устная фиксация целенаправленно отобранных языковых элементов и правил, закрепленных в словарях и грамматиках и воспринимаемых как обязательные для всех носителей национального литературного языка [Миронов 1996: 49; Чернышев 1996: 80; Головин 1988: 46]. Если речь идет о норме национального литературного языка, то она кодифицируется в целях придания ей единства, устойчивости, обязательного характера использования всеми членами общества независимо от их территории, проживания и рода деятельности [см. Березин 1979: 56]. Присуща ли норма разговорной речи? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала определиться с ее статусом. Разговорная речь в нашем понимании - одна из форм существования языка, занимающая промежуточное положение между национальным литературным языком и диалектами, которая является неоднородной и имеет региональную окрашенность, существует преимущественно в устной форме, обслуживает региональную, местную, производственную и семейно-бытовую сферы общения. Все, что было сказано выше относительно нормы в диалектах, справедливо и для разговорной речи. Разница лишь в том, что по сравнению с диалектом нормы разговорной речи имеют больше общих черт с нормами литературного языка, не совпадая с последними полностью. С другой стороны, в устной разговорной речи образованного человека, даже очень близкой к идеальной литературной норме, обязательно чувствуется влияние его родного диалекта на фонетическом, лексическом и грамматическом уровне. Применительно к немецким диалектам, разговорной речи и литературном немецком языке можно выдвинуть предположение, что на синтаксическом уровне они имеют ряд общих черт, попытаться установить их. Что же объединяет в этом плане все три формы существования языка? Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что универсальная грамматическая норма обладает следующими характеристиками: - для немецкого предложения характерны двусоставность, глагольность и номинативность; - во всех трех формах существования языка наличествуют одни и те же основные типы сложных предложений: сложноподчиненные, сложносочиненные, бессоюзные сложные предложения и периоды, а в сложноподчиненных имеются все виды придаточных предложений; - характерными средствами структурной организации группы существительного, простого и сложного предложения являются специфический порядок слов и рамочная конструкция. По сравнению с письменным литературным языком устная речь обладает целым рядом особенностей, которые обусловлены ситуативностью и неподготовленностью речи. Анализ значительного корпуса предложений (10 000) позволил установить, что синтаксическими характеристиками предложения как в устной разговорной речи, так и в нижненемецких диалектах являются следующие: - в диалогической речи средний объем простого предложения почти в два раза меньше, чем в монологической речи (5-10 слов), а средний объем сложного предложения меньше соответственно на 40 % (14-20 слов); - в диалоге преобладают простые предложения: они составляют около 70 %, а сложные предложения - лишь 30 %; - в сфере сложного предложения в диалоге чаще всего употребляются сложноподчиненные предложения с придаточными дополнительными, временными и условными (50 %), а также бессоюзные сложные предложения (33 %); реже встречаются сложносочиненные союзные предложения (10 %) и периоды (7 %), в то время как в письменной монологической речи частотность сложноподчиненных предложений составляет 40 %, бессоюзных сложных предложений 20 %, сложносочиненных союзных предложений 20 %, периодов - 20 %; - в нижненемецких диалектах порядок слов выполняет те же синтаксические функции, что и в литературном немецком языке, однако для синтаксиса устной разговорной речи и диалектов типичными являются так называемые отклонения от нормированного порядка слов, обусловленные эмоциональностью и стремлением ставить на первое место в предложении самое важное в смысловом плане слово, в частности: 1) в повествовательном предложении личная форма глагола или инфинитив часто употребляется в начале предложения: - Verstaht se ok nix vun! Snacken will ik mit ehm! 2) так называемые подтверждающие вопросы имеют порядок слов обычного повествовательного предложения и служат для выражения: - сомнения (Se wahnt hier bi di?), - предупреждения (Betty, du büst doch woll nich nadreegsch?), - уточнения (Ut Tetenhusen büst du?); 3) в разговорной речи и диалектах встречается большое количество предложений, построенных по принципу избыточности и являющимися по своей структуре анафорами различного рода: пролепса, добавление и повторение слова. Анафоры употребляются для привнесения в предложение дополнительной информации или для эмфатического выделения слова, важного для говорящего. В случае пролепсы речь идет о повторении подлежащего, дополнения, обстоятельства посредством местоимения или местоименного наречия: - De Straat, de geiht ja schier bet in de Wulken. - Düssen Naam, den harr ool Peter Kruus opbröcht. - Aber na Kark, dar wull se mit Peer un Wagen hen. Добавление - это противоположность пролепсы, т. е. местоимение или наречие в функции подлежащего, дополнения, обстоятельства повторяется в конце предложения и заменяется при этом соответствующими существительными или группой существительного: - He weer doch en ganzen Frechen, mien Willem. - Wi könt se gar nich missen, uns Brüch. - Dar liggt veel in, in dat dore Woort. Следующей разновидностью анафоры является повторение одного и того же слова или словосочетания: - Un du, du hest dartwüschen brüllt! - Aber bi mi, Schorsch, bi mi is dat anners. Все эти разновидности анафор характерны для устной разговорной речи и диалектов, употребляются в диалогической речи и могут рассматриваться как разговорные и диалектные варианты нормы. Особое место в разговорной речи и диалектах занимает конструкция "apo coinu": - Du büst en Prachtdeern büst du. - Dat is Tüünkraam is dat. Эта конструкция с совмещенной ремой высказывания не может считаться нормой, потому что она появляется в речи очень редко, только в моменты наивысшего аффекта. Кроме того, сами носители языка считают эту конструкцию ошибочной. Значительное количество предложений в разговорной речи и диалектах строится не только по принципу избыточности, но и по принципу экономии языковых средств. Это неполные предложения. Как известно, большинство немецких предложений характеризуется двусоставностью, глагольностью и номинативностью. Это подтвержют и исследования синтаксиса нижненемецких диалектов. В монологической речи простые полносоставные предложения составляют 96 %, а в диалогической - 76 %. Однако эти данные также свидетельствуют о том, что примерно четверть всех простых предложений не содержит глагольного сказуемого. Безглагольные предложения употребляются в диалоге в шесть раз чаще, чем в монологе. Анализ показал и то, что бессубъектные предложения составляют в монологе 6 %, а в диалоге - целых 30 %. А это значит, что в устной диалогической речи такие неполносоставные предложения очень употребительны и образуют самостоятельные модели, которые могут быть отнесены к синтаксической норме устной диалогической ситуативной речи. Они придают речи динамику, лаконизм, а отсутствующие члены предложения восполняются из контекстов вопросно-ответных единств: - Kümmst morgen? - Nee, morgen ok nich! - Kannst mi helpen? - Nix lichter as dat! Для разговорной речи и диалектов характерно употребление большого количества идиоматичных синтаксических конструкций. От свободных синтаксических конструкций они отличаются фиксированным порядком слов, идиоматичностью и служат для выражения различных модальных значений и чувств: - Un ob! (согласие, подтверждение) - Ach wat! (отрицание) - Ik un upschrieven? (отрицание) - As wenn jem de Kraasch utgahn is! (отрицание) - Dat du allens noch so weetst! (восхищение) - Wat du nich seggst! (удивление) Эти конструкции также относятся к синтаксической норме разговорной речи и диалектов. При анализе глагольных групп нельзя не заметить, что в разговорной речи и в диалектах часто употребляется аналитическая грамматикализованная форма сказуемого, состоящая из причастия II полнозначного глагола и вспомогоательного глагола doon (= tun): - Seggen deed he nix. Широкое распространение в разговорной речи и в диалектах получила аналитическая форма сказуемого, состоящая из инфинитива полнозначного глагола и вспомогоательного глагола kreegen (bekommen). Эта конструкция имеет пассивное значение и зачастую используется вместо пассивной конструкции: - Nu kriggt he dat wedder trüchbetahlt! - De Rosen, de heff ik schenkt kregen. Часто употребляется составное сказуемое, состоящее из модального глагола и группы существительного или наречия, указывающих направление движения, при этом элиминируется глагол движения: - Trina, du musst to Bett! Очень часто в предложениях опускается прямое дополнение: - Weet ik nich! - Maak ik, Herr Lorenzen! Вышеперечисленные синтаксические особенности письменному литературному языку чужды и рассматриваются как отклонения от нормы. Для устной разговорной речи и диалектов эти конструкции можно считать нормой в силу их высокой частотности. Какие же особенности свойственны лишь синтаксису нижненемецких диалектов и являются их нормой? 1. По сравнению с литературным немецким языком, в нижненемецких диалектах намного меньше сочинительных и подчинительных союзов. Самыми употребительными подчинительными союзами являются wenn - 39%, dat - 30%, as - 16%. Это объясняется тем, что данные союзы более многозначны, чем соответствующие союзы в литературном языке, и могут выражать самые различные логические отношения между компонентами сложноподчиненного предложения. Сочинительных союзов в диалектах также значительно меньше: un - 70%, aber, man - 21 %, denn - 6 %, anners - 1,5 %, oder - 1,5 %. 2. В нижненемецких диалектах для выражения синтаксических отношений чаще всего используются сложносочиненные и бессоюзные сложные предложения вместо принятых в литературном немецком сложноподчиненных предложений и инфинитивных групп: - Ehr Söhn woer losschickt, he schull dat Paket na 'n Dokter bringen. - De Koort, de laat ick hier, de kannst di achter 'n Speegel steeken. 3. В нижненемецких диалектах нет формы конъюнктива, и для выражения ирреальности используются претеритальные формы индикатива, в частности для выражения ирреальности в настоящем и будущем времени - претерит индикатива, а для выражения ирреальности в прошедшем времени - плюсквамперфект индикатива: - Wenn de golln weeren, denn kunn ick dor jo Lichten opsteeken. - Wenn wi se hatt harrn, denn harrn wi se mit upeten. 4. В диалектах атрибутивные придаточные предложения, выступающие в функции определения к существительным, обозначающим одушевленные предметы, вводятся относительными местоимениями и местоименными наречиями типа wat, wobi, что совершенно недопустимо с точки зрения нормы литературного немецкого языка, причем местоименные наречия типа darut, woför разделяются и образуют рамку: - Dar snackt he nich öber. -Ümmer weer dat 'n Kuckuck, wo Henn de Arbeit öber vergeet. 6. В нижненемецких диалектах отсутствует родительный падеж, поэтому поссессивность выражается специфическими конструкциями: - Dat Gesicht vun den Jungen weer rot. - Wi kaamt na den Kröger sien Huus. Перечисленные синтаксические особенности характерны лишь для нижненемецких диалектов и являются нормой диалектного синтаксиса.  

Литература

Березин Ф. М., Головин Б. Н. Общее языкознание. - М.: Просвещение, 1979.
Головин Б. Н. Основы культуры речи. - М.: Высшая школа, 1988.
Земская Е. А., Китайгородская М. В., Ширяев Е. Н. Русская разговорная речь. - М.: Высшая школа, 1981.
Миронов С. А. Формирование литературных норм современного африкаанс и нидерландского языка // Языковая норма. Типология нормализационных процессов. - М.: Высшая школа, 1996.
Семенюк Н. Н. Введение // Языковая норма. Типология нормализационных процессов. - М.: Высшая школа, 1996.
Чернышев С. А. Языковая политика и языковое нормирование. Типология нормализационных процессов применительно к лексической сфере хинди // Языковая норма. Типология нормализационных процессов. - М.: Высшая школа, 1996.
Швейцер А. Д. Роль инновационных и реликтовых элементов в формировании норм кодифицированного литературного языка // Языковая норма. Типология нормализационных процессов. - М.: Высшая школа, 1996.
Die deutsche Sprache. - Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1969. Bd. I.



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Пирогов - Статус нижненемецких диалектов и их функции Ринопластика как меняется нос в течение года

Статус другой функции те же Статус другой функции те же Статус другой функции те же Статус другой функции те же Статус другой функции те же Статус другой функции те же Статус другой функции те же Статус другой функции те же Статус другой функции те же

Похожие новости