Конкурс тупой еще тупее

Блог Льва Пономарёва

Все статьи о Максиме см. здесь
Читаем молитву ПО СОГЛАШЕНИЮ
На сайте, посвящённом Максиму

Максим Хохлов в Зюзинском суде. ТВ "Дождь"

Максим Хохлов в Зюзинском суде. ТВ “Дождь”

Я опытный человек, я видел десятки уголовных дел, но иногда, изучая очередное дело, понимаешь уровень падения нашей правоохранительной системы. Полиция и прокуратура превратились в единую репрессивную машину, которая работает большей частью вхолостую. Когда дело громкое, оно доходит даже до президента, и мы слышим веское: «Да, дураки». Но на одно громкое дело приходятся тысячи негромких. Этой своей статьей я хочу привлечь внимание к такому негромкому делу.

Это дело Максима Хохлова. Я не буду подробно пересказывать эту историю, ее суть я описывал в колонке «Технология сломанных судеб». В настоящий момент судебный процесс по делу Максима подходит к концу, поэтому подытожу.

Максим Хохлов уже больше полугода находится в СИЗО, государство тратит на него содержание там. Проведено следствие, была оплачена работа следователя и дознавателя. Более трех месяцев длится суд, оплачивается работы судьи, приставов, конвоя.

Денег потрачено прилично. И если бы они тратилось на наказание реального преступника, чтобы оградить граждан от опасности, то эти расходы были бы оправданы. Но дело Максима Хохлова выдумано от начала и до конца. Два молодых, не очень трезвых человека, ехали в метро, один из них положил себе в карман телефон приятеля, чтоб тот его не потерял. А потом еще поднял паспорт, который тот все-таки выронил. Сам «потерпевший», у которого якобы украли телефон и паспорт, не признает себя потерпевшим. Экспертизы состояния и стоимости якобы украденного телефона не было, а он был старый и неисправный. В просмотре видео из вагона, где якобы произошла кража, защите и обвиняемому отказывают.

В этой истории непрофессионально действовали все: полиция, которой нужно было повышать показатели раскрываемости краж в метро, и которая сделала из … конфетку; прокуратура, к которой я обращался и указывал на вопиющие недоработки следствия: любой профессиональный, независимый прокурор должен был отказаться поддерживать обвинение; суд, который должен был на самом первом заседании прислушаться к адвокату и вернуть дело на доследование. И если оценивать работу полиции и прокуратуры, то ничего не остается кроме как согласиться с недавней характеристикой президента Путина: «Да, дураки». И добавить: конкурс дураков — тупой и еще тупее. У суда же еще есть возможность все исправить. Надеемся на это.

Дело Максима Хохлова уже получило определённую общественную известность. Что было очень неожиданно для меня лично — я впервые увидел, как за несправедливо обвиненного вступилась православная церковь в лице официального иерарха о. Константина Кобелева, служащего при Бутырской тюрьме, который проникся судьбой Максима. В защиту молодого человека также выступили несколько православных общин — наиболее активно община при Церкви Знамения в Романовом переулке — они ходят на судебные заседания, собирают деньги на адвоката, привлекают прессу.

Дело тянется, скорее всего Максима Хохлова ожидает новое наказание. Несмотря на то, что молодой человек, как говорится, встал на путь исправления, создал семью, начал новую жизнь. Максим Хохлов обратился с открытым письмом к президенту Владимиру Путину. В этом письме он не говорит, он кричит: дайте мне спокойно жить, я хочу наверстать упущенное, почему мне отказывают в этом шансе! Прочитайте это письмо!

Открытое письмо Максима Хохлова президенту Владимиру Путину:

ПОЧЕМУ МОИМ ДОМОМ ДОЛЖНА БЫТЬ ТЮРЬМА?

Уважаемый Владимир Владимирович!

Вот уже полгода я сижу в тюрьме, хотя не совершал никакого преступления. Представители правосудия, нарушая Закон и глумясь над справедливостью, не имея никаких доказательств моей вины, пытаются принудить меня к самооговору любыми средствами — отказом в свидании с женой, недопуском ко мне адвоката, давлением на меня в связи с моей полуслепотой, лжесвидетельством в суде… Они просто решили, что мой дом — тюрьма.

Еще бы, ведь не прошло и года, как я вышел на свободу, отсидев почти 10 лет за реальное преступление, совершенное, когда мне было 16… Проще простого обвинить такого, как я, и добавить еще одну цифру в полицейскую статистику.

Да, подростком я оступился. И сполна был наказан за это. Наказан и большим сроком, и физически, ибо в колонии я потерял зрение на правый глаз. Но поняв, что нельзя пускать под откос свою жизнь, уже за решеткой я начал жизнь заново. Я работал в библиотеке колонии, старался пополнять ее новыми книгами, создал фонтеку и фильмотеку. Находясь там, где «небо в клеточку», я более всего на свете мечтал и всеми силами стремился вырваться на свободу. И нет ничего удивительного, что, едва достигнув ее, я стал создавать семью, женился, начал работать, собирался пойти учиться…

Мое уголовное дело сфабриковано, в нем отсутствуют доказательства моей вины. Более того, сам «потерпевший», которому я просто помогал встать с пола вагона метро и спасти его узбекский паспорт и «бэукшный» телефон (за что и был схвачен, как вор), не имеет ко мне никаких претензий. Так ПОЧЕМУ ЖЕ я за решеткой?..

Только потому, что отчаянно не хочется ловить настоящих преступников и хочется закрывать план невинными жертвами, что имели несчастье, как я, оказаться на пути стражей порядка?.. В таком случае мне страшно за этих людей. Ведь они понимают, что осуждают НЕВИНОВНОГО. Как они живут, как спят ночами, и неужели кошмары — не их вечные спутники?..

Весь ход следствия и суда убеждает меня в том, что тем, кто меня судит, важно не установить истину, а любыми способами доказать мою виновность…в преступлении, которого не было.

У меня есть жена, есть дом, есть родные. Неужели я не имею права на счастье, на свободу только потому, что у меня есть судимость? Почему мне не дали шанса доказать, что я хочу — и могу — вести нормальную, честную жизнь и приносить пользу людям? Почему моим домом должна быть тюрьма?

Я не совершал никакого преступления. Я невиновен. Я прошу, чтобы в моем отношении осуществилась справедливость и восторжествовал Закон.

Максим Хохлов

Источник

_ _ _ _ _ _ _ _

судит Максима Хохлова Федеральный судья по уголовным делам Зюзинского районного суда города Москвы Леонид Николаевич Чечко

судья Зюзинского суда города Москвы Леонид Чечко

судья Зюзинского суда города Москвы Леонид Чечко

.


Закрыть ... [X]

Аквилегия (водосбор) - посадка, уход, секреты выращивания Чем снимать наращенные ресницы

Конкурс тупой еще тупее Конкурс тупой еще тупее Конкурс тупой еще тупее Конкурс тупой еще тупее Конкурс тупой еще тупее Конкурс тупой еще тупее Конкурс тупой еще тупее