Анекдот про гестапо


Этим гигантским по своим масштабам окружением советских войск завершилось сражение, которое в августе-сентябре 1941 года, 70 лет тому назад, происходило на территории Черкасской, Черниговской, Сумской, Киевской и Полтавской областей Украины.

Расчет или импровизация?

В Киевском котле 41-го погиб целый фронт - Юго-Западный. Четыре армии (5-я, 21-я, 26-я, 37-я) были разгромлены и уничтожены полностью, еще две (38-я и 40-я) - частично. По официальным данным гитлеровской Германии, опубликованным 27 сентября 1941 года, захвачено в плен 665 тысяч бойцов и командиров Красной армии - «самое большое пленение в одном сражении».

Историки спорят: была ли эта катастрофа «преднамеренной жертвой Сталина», специально «сдавшего» фронт немцам, чтобы таким образом выиграть время для подготовки обороны Москвы? Или это - «фатальная ошибка Гитлера», который ради разгрома киевской группировки задержал на целый месяц наступление на Москву и упустил победу.

Но пристальное изучение документов противоборствующих сторон свидетельствует, что окружение войск Юго-Западного фронта носило случайный характер, было импровизацией в ходе совершенно другой операции на центральном участке советско-германского фронта.

После разгрома окруженных в районе Умани 6-й и 12-й армий генералов Музыченко и Понеделина, которые оказались вместе с большинством своих подчиненных в плену, противник прорвал советскую оборону на подступах к украинской столице. Однако захватить с ходу Киев и плацдарм на Днепре не удалось. Понеся большие потери, немецкое командование прекратило штурм города.

Вместе с тем, сковав преднамеренной обороной войска Резервного фронта генерала армии Жукова и Брянского фронта генерал-полковника Еременко, танки вермахта с севера от Гомеля и с юга от Кременчуга устремились навстречу друг другу. Промедление с отходом войск Юго-Западного фронта из Киевского укрепрайона, когда Сталин требовал «Киев не оставлять и мостов не взрывать», привело к окружению советских войск. 14 сентября танки генералов Гудериана и Клейста встретились в районе Лубен. Киевский котел был закрыт.

Самоубийство или ликвидация?

По трофейным немецким формулярам на советских военнопленных, хранившимся в Управлении КГБ по Тюменской области и переданным в сентябре 1991 года в ГАСПИТО (Государственный архив социально-политической истории Тюменской области), установлено, что часть тюменцев, призванных на военную службу в 1939-1940 годах, служила в 15-м стрелковом корпусе 5-й армии Киевского особого военного округа. Этим корпусом командовал наш земляк генерал-майор Иван Иванович Федюнинский, отличившийся в боях с японцами на Халхин-Голе и получивший за это Золотую Звезду Героя Советского Союза. В его корпус входили 200-я и 62-я стрелковые дивизии, где насчитывалось 15 312 человек.

«19 августа Ставка Верховного Главнокомандования поставила задачу перед войсками Юго-Западного фронта отойти на рубеж реки Днепр, - вспоминал Федюнинский. - Корпус совершал марш, когда офицер связи доставил пакет из штаба фронта. Приказ возлагал на меня ответственность за оборону Чернигова. Когда я приехал в Чернигов, чтобы уточнить обстановку, город горел. Никого из представителей местных властей разыскать не удалось: они занимались созданием партизанских отрядов».

В действительности « власти» позорно разбежались. Председателя горисполкома Брона поймали и расстреляли за трусость только под Харьковом. Разбомбленный и горящий Чернигов разграбили мародеры из окрестных сел.

«И вот, когда передовые части гитлеровцев уже подступили к нашей обороне, - продолжал Федюнинский, - я неожиданно получил телеграмму за подписью начальника штаба 5-й армии генерал-майора Писаревского. Мне предлагалось немедленно выехать в штаб фронта с личными вещами. Причина вызова не указывалась. Пришлось расстаться с корпусом, с боевыми товарищами…»

Федюнинского по ходатайству Жукова, с которым вместе воевали на Дальнем Востоке, отправили под Вязьму командовать 32-й армией Западного фронта.

А через месяц после убытия Федюнинского с Украины, 19 сентября 1941 года, немцы вошли в Киев. На следующий день их авиация обнаружила в роще Шумейково Сенчанского района Полтавской области штаб Юго-Западного фронта - около тысячи человек, несколько бронемашин роты НКВД, четыре противотанковых орудия и пять установок счетверенных пулеметов.

Пробившийся из окружения лейтенант Василий Петров, ставший дважды Героем Советского Союза и генерал-лейтенантом артиллерии, лишившийся в боях обеих рук, но продолжавший воевать, вспоминал после войны о судьбе бойцов и командиров, оказавшихся в Киевском котле.

«… Система оперативного руководства войсками исчерпала свои возможности. Сопротивление пошло на убыль. Прекратилось снабжение. Моторы глохли. Останавливались танки, автотранспорт, орудия. Ни частей, ни соединений не существовало. Пылали бесчисленные колонны на дорогах, а мимо брели толпой тысячи, десятки тысяч людей. Никто не ставил им задач, не торопил, не назначал срок. Они предоставлены сами себе. Хочешь - иди, хочешь - оставайся в деревушке, во дворе, который приглянулся. Кольцо окружения с каждым днем сжималось. Войска Юго-Западного фронта сделали свое дело в великий час войны и сошли со сцены...»

Вывезти из Киевского котла командование и Военный совет фронта на самолетах не удалось: «летчики, очевидно, усомнились в возможности производства ночной посадки». Допустить пленения командующего Юго-Западным фронтом Героя Советского Союза (за войну с Финляндией) генерал-полковника Кирпоноса, членов Военного Совета Бурмистренко (секретаря ЦК компартии Украины ), дивизионного комиссара Рыкова, начальника штаба фронта генерал-майора Тупикова Сталин не мог.

Считается, что эти генералы и политработники погибли в бою или покончили жизнь самоубийством. Однако, кроме официальной версии, есть записка генерал-майора КГБ СССР Белоусова, в 1941-м оперуполномоченного особого отдела НКВД.

«… Вечером 19 сентября оперработники собрались в кленовой роще на южной окраине села Городище. Начальник особого отдела фронта комиссар госбезопасности 3-го ранга Михеев довел до нас секретный приказ: Военный совет, если не удастся прорвать немецкое окружение, не должен попасть в плен...»

Оккупационная газета «Лохвицкое слово» в заметке, которая называлась «В долине смерти», сообщала, что в урочище Шумейково находилось почти 500 высших командиров Красной армии. Когда немцы прочесывали рощу в поисках спрятавшихся, из ямы выбрался молодой, безупречно одетый генерал. В его петлицах были золотые звезды и два маленьких позолоченных металлических танка. Это командующий 5-й советской армией Потапов».

Особист Белоусов докладывал: «Шли очень медленно. Михеев опирался на палку, волоча раненую ногу. Утро 21 сентября застало нас в двух километрах юго-западнее села Исковцы Сенчанского района Полтавской области. Здесь на поле, в копнах, стали дожидаться вечера. Но вскоре появились немецкие танки и стали утюжить копны. Гранат ни у кого не было. Михеев пытался укрыться в овраге, но танк догнал его у самого обрыва...»

10 сентября из района Кременчуга на север навстречу Гудериану двинулась еще одна мощная группировка немцев. 1-я танковая группа и 17-я армия врага сломили сопротивление малочисленных советских частей и уже 16 сентября у Лохвицы на Полтавщине окончательно замкнули кольцо окружения. Таким образом образовался самый крупный «котел» Второй мировой войны. Для сравнения — под Сталинградом советскими войсками была окружена немецкая группировка в 330 тысяч человек, т. е. в три раза меньшая.

Опыта в уничтожении «котлов» немцам было не занимать. Удерживать Киев в такой ситуации не имело никакого смысла. Сталин наконец-то отдал приказ оставить город, предварительно взорвав мосты через Днепр и уничтожив плавсредства. 19 сентября почти все части Юго-Западного фронта, произведя взрывы днепровских мостов радиоуправляемыми фугасами, переправились в Дарницу. По указанию партийного и военного руководства городские магазины и склады утром 19 сентября были отданы на откуп местным жителям. В столице Украины наступил страшный хаос, впрочем, очень скоро на улицах города появились немецкие мотоциклисты из передовых частей. Всего через несколько дней, 24 сентября, в центре Киева начались взрывы и пожары, организованные советскими саперами и подпольщиками; горел Крещатик и прилегающие к нему улицы. Исторический центр столицы Украины в течение недели превратился в сплошные руины.

Громадное количество людей и техники начало движение на восток; командование и штаб фронта потеряло все нити управления. Необычайно ясная погода помогала немецкой авиации, буквально «утюжившей» в степных просторах Киевщины и Полтавщины разрозненные группы отступающих войск, оставляющих на полях десятки тысяч единиц вооружения и техники. Силы 2-го и 4-го немецких воздушных флотов действовали последовательными волнами, постоянно поддерживая танки и пехоту. Попытки свежих, но плохо обученных резервных дивизий с Дальнего Востока и кавалерийских корпусов, которые возглавил сам маршал Семен Буденный, прорвать извне кольцо окружения были безуспешными. Вся система материально-технического обеспечения и внутренние коммуникации Юго-Западного фронта оказались в руках врага. Отступление зачастую превращалось в беспорядочное бегство, но отдельные группы солдат и офицеров пытались организованно прорваться на восток; погибли с оружием в руках М. Кирпонос и начальник штаба фронта генерал-лейтенант В. Тупиков. Картина разгрома была страшной. К концу сентября «Киевский котел» был расчленен на отдельные части.

Престиж на весах руководства Ставки значил куда больше, призрачные идеологические дивиденты были важнее людских судеб. Итог известен — в скрупулезной сводке германского верховного главнокомандования сообщалось о взятии в плен 665 тысяч человек, захвате 3718 орудий и 884 танков. Эти цифры приводит Курт фон Типпельскирх в своей «Истории Второй мировой войны» (Москва, 1956 г.). Советские данные 1960 года — «оттепель» была в самом разгаре — говорят о потери пленными почти 335 тысяч человек, и столько же — убитыми. Десятки тысяч красноармейцев и командиров сдавались в плен, надеясь, что им удастся вырваться из него, выжить. Первое время немцы, явно обескураженные таким количеством пленных, разрешали родственникам (многие воины призывались из ближайших к месту боевых действий районов) забирать их домой, но очень скоро они пересмотрели свои «гуманные взгляды» и многотысячные толпы голодных советских солдат потянулись на запад, навстречу смерти и новым испытаниям.


Из окружения под Киевом вышли немногие. Среди них - будущие маршалы Баграмян и Москаленко. И командующий 37-й армией генерал-майор Власов. Тот, кто через год, командуя окруженной в новгородских болотах 2-й Ударной армией, сдался в плен и возглавил вместе с другими генералами-изменниками антисоветское вооруженное формирование - «Русскую освободительную армию».

К 20-летию начала Великой Отечественной войны, 21 июня 1961 года, по указанию первого секретаря ЦК КПСС Хрущева, который как член Военного совета Юго-Западного направления был одним из непосредственных виновников окружения советских войск под Киевом, учредили медаль «За оборону Киева». Тем, кто по вине Хрущева и других военачальников оказался в плену, но при этом не изменил Родине и выжил, несмотря на голод, болезни и унижения, в получении этой награды было отказано.

Михаил Иванович Потапов в плену содержался в лагерях гг. Хаммельсбург, Гогелыитейн, Вайсенбург, Моозбург. Отказался от сотрудничества с немцами. Освобожден из плена американскими войсками и передан представителям советской военной администрации. С мая по декабрь 1945 года проходил спецпроверку в НКВД. При заступничестве маршала Жукова возвращен на военную службу, командовал бронетанковыми и механизированными соединениями. Участвовал в 1954 году в учениях на Тоцком полигоне в Оренбургской области с применением ядерного оружия. Умер в 1965 году в Москве.

В мае 1945 года остатки частей РОА были ликвидированы на территории Чехословакии. 12 мая в окрестностях г. Брежи (южнее Праги) Власов захвачен оперработниками отдела «СМЕРШ» 25-го танкового корпуса. По приговору Военной коллегии Верховного суда СССР от 1 августа 1946 года как военный преступник и предатель лишен воинского звания, наград и повешен.

Автором медали был украинский живописец Атлантов. Он вспоминал: «Сроков для выполнения работы не дали никаких. В тот же день я сделал набросок, который одобрили. Просидел всю ночь и утром представил рисунок награды, выполненный в натуральную величину акварелью. Эскиз отправили в Москву, где он и был утвержден».

Всего медалью «За оборону Киева» было награждено около 105 тысяч человек. 


Закрыть ... [X]

Свежие анекдоты - Лучшие анекдоты со всего света! Подхват для штор своими руками мастер класс

Анекдот про гестапо Анекдот про гестапо Анекдот про гестапо Анекдот про гестапо Анекдот про гестапо Анекдот про гестапо